Принципы работы с РПП. (Супервизии с Николь Шнаккенберг) Часть вторая.

girl-4981766__480Свою супервизию доктор Николь начинает с упражнения «Mindfulness». Для него нужно принять удобное положение, вытянуть голову, чтобы почувствовать позвоночник, темя, подбородок. Наблюдать за фазой дыхания вдох-выдох и моментом, когда начинается следующий вдох. Прислушиваемся к себе и если нам не достает энергии, то внимание уделяем вдоху: вдыхаем на счет 9 и выдыхаем на счет 3.

Если мы возбуждены или нас что-то тревожит, то вдыхаем на счет 3 и выдыхаем на счет 9.

Акцент на вдохе дает больше энергии, акцент на выдохе позволяет расслабиться телу.

Делаем самый глубокий вдох и задерживаем дыхание. Убеждаемся, что дошли до конца вдоха. Делаем глубокий выдох и возвращаемся к обычному дыханию.

Вдох стимулирует симпатическую ветвь НС, выдох – парасимпатическую – успокаивает. Самое время уделить внимание вопросу привязанности, сами сейчас поймете, почему.

Связь типов привязанности и ПП (пищевого поведения).

Привязанность – это связь с другими людьми, с теми, кого мы ценим, она передается через поколения. Буквально тип привязанности у нас будет влиять на типы привязанности наших потомков. В тех отношениях, в которых состоят люди, приходящие за помощью, мы будем наблюдать, как травма влияет на их отношения. Травма передается через поколения именно так. Если задать прямой вопрос о раннем детстве, мы не получим ответа, и это естественно, т.к. соматическая память формируется в довербальный период.

baby-5088507__480Было ли сложное детство? Каким оно было?

Можем спросить о кормильце, в какой среде выросли папа и мама, какими они были. Полезно спросить, считаете ли Вы, что Ваши кормильцы пугали Вас?

Привязанность формируется в раннем детстве и укореняется в теле через объятья, то, как ребенка удерживают, покачивания, встряхивания, тепло, мускульная подстройка, ощущения соприкосновения, взгляда, сердцебиения.

Параллельно с формированием идентичности, мы зависим от отношения, с которым о нас заботились. Именно привязанность связана с телом, соматической, телесной памятью. Внутренняя рабочая модель формируется в зависимости от того, насколько мы любимы, уверены в себе, учится ребенок реагировать на голос кормильца, замолкает или кричит сильнее, чтобы его взяли на руки. Вступая в процесс соматического научения привязанности, ребенок интернализирует процесс, которым его утешали. Если он получает первым парасимпатический отклик – ребенок научается себя регулировать, если получал утешения, если нет, то он становится практически дезорганизован и останется таким.

Типы привязанности.

Согласно выделяемым типам привязанности, существует

 – безопасный – когда приоритет отдается взаимодействию с кормильцем, ребенок научается утешению в присутствии кормильца, т.о. человек научается самоуспокоению и саморегуляции.

В большинстве случаев среди людей, обращающихся за помощью, таких нет, т.к. они умеют себя утешать, не будут морить себя голодом, рассматривать в зеркале, умеют с этим обходиться.

Типы привязанности, имеющие трудности с этим:

— небезопасный

— амбивалентный

— избегающий

— дезорганизованный.

При небезопасном и амбивалентном типе существует беспокойный поиск близости с кормильцем. Если она находится, это не успокаивает даже на короткое время несмотря на то, что желание успокоиться сильно. НС не приходит в баланс и равновесие.

 Что касается избегающего и амбивалентного типа привязанности – здесь саморегуляция происходит без связи с кормильцем, человек в детстве опирается только на себя. Но проблема в том, что его НС еще не развита для этого.

Дезорганизованный тип привязанности, когда происходит замирание, дистанцирование и избегание. Сложность этого типа переносимости ситуации и ее запутанность в том, что тот же человек, который заботится, кормит и ухаживает, от него же дистанцируются, избегают и это поведение направлено на себя. То, как мы переживаем привязанность, реализуется в теле через ощущения, телесные сигналы, то, что называется интерацептивной осознанностью. Тело может отражать места небезопасности, то, как мы запоминаем наше тело, и характеризует наши чувства к нему. Насколько хорошо я чувствую себя в безопасности, что я чувствую от других, и совпадает ли то, как я вижу тело и то, как я его ощущаю и переживаю.

Можно исследовать ряд вопросов:lion-3012515__480

— хорошо ли в теле? Безопасно ли в нем? Какое послание мое тело несет другим? Способствует ли оно тому, чтобы со мной общались, или провоцирует недовольство мной и грубости. И еще важный вопрос:

— кому принадлежит мое тело: — родителям, супругу, партнеру, мне?

Для чего тело существует: оно принадлежит другому, чтобы он был доволен мной, чтобы польстить другому, для каких-то целей?

Послания, которые получает клиент через отношения различных типов привязанности должны быть исследованы. Много посланий получается о том, как тело должно выглядеть: насколько стройным, какой формы, без изъянов.

А как ты чувствуешь, как выглядит твоей тело?

Главный вопрос – совпадает ли то, что я вижу с тем, что чувствую или не соответствует моему образу идентичности, и насколько я могу выйти за пределы этой идентичности? Или тому, что люди думают обо мне? Память тела проявляется в разных формах.:

— мысли о надвигающейся угрозе

— покалывание и дрожь

— неосознанные желания близости.

Все это основано на опыте, полученном в раннем детском возрасте.basket-5095474__480

Сложность терапии – способность объяснить эти воспоминания. Телесная память, с которой мы имеем дело довербальна и перевести на язык эти переживания невозможно. То, что мы пытаемся сделать — это объяснить словами связь о здесь и сейчас и тем, что было ранними телесными ощущениями. С этим связано защитное поведение, возможность избежать угрозы, поскольку незащищенному селф что-то угрожает. В теперешнем моменте все еще присутствуют воспоминания о том, что было до этого. И то, что человек пытается объяснить словами, он говорит о том, что нужно снизить вес, что-то исправить, избежать. Мы можем замечать индикаторы соматических воспоминаний, когда человек чувствует себя оставленным, брошенным и мы говорим, что это не обязательно объяснять словами, это не поддается объяснению. В расстройствах ПП и образах тела, мы сталкиваемся с переживанием стыда, мыслями об одиночестве, и непереносимыми чувствами по поводу своей внешности, которую человек хочет исправить или починить. Это связано с тем, что человек хочет успокоить себя, это его прошлый опыт, который он привносит в настоящее. Часто люди с расстройствами получают знак, что они себя разрушают, но это поведение несет в себе цель обезопасить себя. Саморазрушающее поведение мы заменяем в своем поведении на самоуспокаивающее поведение. Если человек очищает себя, голодает, рассматривает себя в зеркале, значит, человек ищет средства успокоить себя.

Окно толеранстности и связь с типом привязанности.

building-5131288__480Через практику мы видели, как одна ветвь НС мобилизует, а другая успокаивает, и происходит торможение. Точно также у людей есть определенная расположенность к типу саморегуляции НС, в зависимости от опыта раннего возраста формируется определенное окно толерантности. К примеру, люди, страдающие анорексией, имеют расположенность к доминированию парасимпатической ветви НС, потому что каким-то образом они научились угнетать импульсы, которые они получают от симпатической ветви НС. Они варьируют окно толерантности т.к. они часто не ощущают себя связанными со своим телом, и научились отрезать себя от своего дела. НС привыкает к раздражителям, которые она получает. Если достаточно какое-то время голодать, чтобы достичь того же пика, то в следующий раз нужно уже больших ощущений, в следующий раз, переев, нужно больше еды.

Что касается работы окна толерантности, то человек с безопасной привязанностью может переносить тяжелые эмоции, и скуку, и депрессию. Это широкое окно толерантности. Для человека с небезопасным типом, любой тип эмоций, который появляется, являются непереносимыми, любой скачек требует принять какое-то действие, чтобы успокоиться. Мы видим, что с одной стороны происходит регуляция НС, с другой – попытка объяснить то, каким образом это должно быть сделано. Происходит через обычную мыслительную деятельность, которая находит свои способы объяснения, навязанная извне своими близкими, а именно:

— измени свою внешность, сделай тело меньше, ты должна выглядеть по-другому, чтобы тебя принимали, чтобы ты был в балансе, чтобы быть в безопасности, чтобы мы тебя любили.

В этом случае, мы можем говорить о человеке, как будто он сталкивается с угрозой, активизирующей амигдалу, после чего происходит высвобождение адреналина. Сразу за этим происходит высвобождение кортизола, активирующего реакцию в парасимпатической ветви, т.е. тело готовится к умиранию, люди говорят о том, что происходит массовое декрещендо – прилив энергии. Люди, пережившие этот пик, после чувствуют себя истощенными. Клиенты демонстрируют разный подъем и разное декрещендо НС, это то, чему научилась НС и баланс НС им не свойственен.

horse-5094148__480Поэтому мы предлагаем возобновить в терапии отношения, которые будут поддерживать баланс, мы поддерживаем клиента, чтобы он мог расширить свое окно толерантности, напомнить им то, что они находятся в безопасности. Они действительно в ней находятся, но мы должны предоставить им способы, с помощью которых они могли бы восстановить это состояние. Отношения второго шанса – мы тот человек, с помощью которого они могут восстановить безопасность. По этой причине появляется возможность переносить эмоции без прибегания к повреждающему поведению. В терапии при работе с образом тела, мы исследуем ту ситуацию, которую рассказывает клиент и говорим об эпизодах буллинга, отвержения, но также учитываем образ тела, который дает нам имплицитные воспоминания и отыгрываются через восприятие образа тела. Благодаря практикам регуляции mindfulness, йоге, и т.п. человек научается тому, что эмоции больше не могут навредить, они сами научаются регулировать свое состояние, онемение в теле – поднимая уровень энергии или наоборот успокаиваться.

Нам нужно быть храбрыми, чтобы исследовать то, что они избегают, страх отвержения, страдание, любопытство и сострадание – нам в помощь.

Мы исследует ощущения в теле, которые возникают у нас при этом, так у человека появляется пространство, в котором со временем появляется его истинное селф.

Самый лучший способ исследования окна толерантности – это приглашение, исследование тяжелых, непереносимых эмоций, о чем они говорят, подружиться с ними.

Практические советы по саморегуляции и наблюдения и з практики.

team-5092607__480Супервизия заканчивается небольшими хитростями на определение состояния. Можно облизнуть руку и выдохнуть в нее носом и, узнав, доминирующую ноздрю, сделать вдох противоположной. Так НС может прийти в баланс, и клиент приходит в баланс. В течение дня доминирующая ноздря меняется. Это можно делать в начале и в конце сессии.

Чем выше показатели регуляции, там выше окно толерантности, если померить разницу сердцебиений.

Если вы в балансе, нужно делать равное количество вдохов и выдохов одной и другой ноздрей и это активирует и поддержит внутренний баланс.

Чтобы взбодриться, делайте вдох как в начале сессии, при тревоге – выдох.

Зажав правую ноздрю, делая вдох через левую, а затем выдохнув через правую, мы активируем симпатическую ветвь и бодримся.

 Если сделать все наоборот, мы успокоимся.

Если мы переедаем тропическими фруктами, значит мы возбуждаемся, если мучным и сладким, значит успокаиваемся.

Еда носит символ отношений с матерью, и если мы переедаем мороженным, молоком и шоколадом, то это поглощение кормильца – признак незавершенной сепарации.

Сытость часто путается с толстотой, т.к. ощущения смешаны.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s